26 мая - Призвание бывшего наркозависимого: нужно помогать избавляться от зависимости к наркотикам

 

В детстве у него была классическая мечта советского ребенка - «стать космонавтом». Жизнь сложилась иначе, хотя для многих он стал примером, так как нашел силы оторваться от наркотиков и вот уже много лет помогает другим избавиться от зависимости. Андрей радуется жизни, скучает по родным, которые живут в далекой Москве, внучка заканчивает третий класс. Здесь, в Оше он востребованный сотрудник общественного фонда «Родители против наркотиков». Он честно и открыто рассказал о своей жизни, преодолении трудностей, профессиональном опыте.

 

 

Унесенные временем

 

Все начиналось как у многих, меня не обошла проблема употребления наркотиков в лихие 90-е годы, я был молодой, без жены и детей. Лицеи развалились, работы не было. Наркобароны грамотно выстроили маркетинг и Ош стал огромным рынком сбыта. Многие поддались искушению и я в том числе. Человек только вступал во взрослую жизнь, а тут «раздолье» - каннабис, марихуана, героин. В то время я не думал о зависимости, мне казалось, это мимолетное увлечение на день-два, от случая к случаю и в любой момент могу освободиться. Вначале все было бесплатно — берите, пробуйте, все балдеют, а когда появилась зависимость, то оказалось, что за все надо платить, причем за наркотики немалые деньги. Например, в 1993 году один грамм опиума-сырца стоил 3 сома, его хватало на 2-3 человек на разовый прием. К примеру, зарплата медсестры была 20 сомов в месяц, а зарплата бухгалтера в банке более 100 сомов. Но проблема в том, что даже эти деньги нужно было где-то заработать. Вот тогда я осознал, что есть зависимость, находя деньги, спускал их на наркотики. Заработки были непостоянные, шабашка — ремонт, стройка.

 

Большая часть ровесников ушла, кто-то скончался от передозировки или сопутствующих болезней, кто-то получил срок и там скончался, немало знакомых выехали из страны. Почти в каждом подъезде каждого двора были подсевшие на наркотики или алкоголь. А ведь когда-то жили хорошо, были дружные.

 

Я познакомился с девушкой, появилась семья, я пытался выкарабкаться, но временами срывался — в голове засела тяга, желание получить эйфорию, мозг требовал. Уходил из дома, родители находили, приводили, плакали. День-два и я вновь сбегал, искал наркотик. Жена горя повидала со мной, родители страдали. В то время не было тех, кто мог бы помочь. Мы слышали о центре доктора Назаралиева в Бишкеке, но лечение было очень дорогим (пара тысяч долларов), мои родители не имели таких средств. Идти в центр наркологии не хотел, потому что как и другие опасались быть взятыми на учет. Пытался спастись работой — уехал на заработки в Россию, там не употреблял, а потом вернулся в Ош и здесь вновь началось по-старому, прежние друзья, наркотики доступны, безработица. В середине 90-х родители переехали в Россию, жена осталась со мной, ведь я не мог переехать из-за зависимости. Выживали как могли, помню длинные очереди за булкой хлеба, жизнь по талонам и беспросветность.

 

12 шагов к новой жизни

 

Были проблемы с криминалом, дважды меня вытаскивали родители, а на третий раз посадили на несколько лет. В 2000 году освободился и решил изменить свою жизнь. Понял, что так называемое туннельное мышление ни к чему хорошему не ведет, это когда видишь свет в конце туннеля, а этим светом является наркотик, а все, что по краям тебя останавливает — не имело значения (семья, работа, дом, близкие, милиция, здоровье). Потерял все: квартиру, машину, жена с дочкой ушли от меня. Я словно разучился жить и общаться с нормальными людьми. Но еще осталось желание жить и у меня хватило здравомыслия. Я нуждался в помощи.

 

Тут узнал о том, что появились первые общественные организации по оказанию помощи зависимым. Я был почти первым клиентом в дропин центре фонда «Плюс центр». После реабилитации и ресоциализации остался там и проработал 6 лет. Потом перешел в фонд «Родители против наркотиков». Сейчас работаю в пункте обмена шприцев, равным консультантом. Чтобы оставаться трезвым, не надо забывать из чего ты поднялся, мне всегда нужно общение с сообществом. Вместе с ними к чему-то стремимся, стараюсь обучить их всему тому, что сам знаю. Я всегда в движении, всегда «на волне».

 

Когда бросаешь наркотики, внутри образуется пустота и если ее нечем заполнить, то возвращаешься к наркотикам. Я заполнил пустоту общими ценностями. Мне помогла программа «12 шагов», духовная, но не религиозная. Очень важна психологическая поддержка, понимание, что ты не один, кто-то переживает за тебя. Моя семья от меня не отвернулись, я всегда знал, что они есть. Начал с нуля практически. Работать над собой — это очень сложно. Изменил характер, взгляды на жизнь, планы. Во мне появился интерес к жизни, своему здоровью, захотелось помогать другим, быть полезным обществу, появилась работа.

 

Я научился балдеть от проблем — решаю одну за другой и это делает меня сильнее. Радоваться каждому мгновению, ценить жизнь — вот оно, самое важное. Дорога открылась, я стал нужен другим, таким же зависимым, каким я был когда-то. Проработал 5 лет в программе «Диалог по туберкулезу и ВИЧ» USAID. Помогли тренинги и семинары, я был аутрич-работником, равным консультантом, социальным работником, координатором. По работе побывал почти во всех республиках бывшего Союза в качестве «голоса сообщества». Сейчас работает в фонде «Родители против наркотиков» по проекту Глобального фонда.

 

Быть ближе к зависимым

 

Очень много работаю в «поле», именно работа с бенефициарами является для меня приоритетом. Все их проблемы для меня знакомы изнутри, я сам испытал все на себе. Я знаю всех потребителей наркотиков поименно, со всеми хорошие отношения, я никому не сделал плохого. Они меня воспринимают как и раньше, но уже видят, что я бросил. Своим личным примером я показываю им: «Ребята, вы тоже можете бросить, я это сделал, у меня получилось и у вас тоже получится. Надо действовать!» Они обращаются ко мне за помощью круглосуточно.

 

Работа научила меня быть более толерантным к сообществу, я стал принимать людей такими, какие они есть. У каждого своя жизнь и он волен делать то, что хочет, я же просто научу его делать это безопасно, я укажу путь через консультации и мотивацию, но выбор остается за ним. Ты сделай шаг навстречу, я побегу к тебе! Я всегда тебя поддержу! Оглянись вокруг — мир прекрасен!

 

Как опытный специалист, вижу в какой стадии находится клиент, как он относится к употреблению наркотиков, насколько он осознает проблему. «Я употребляю наркотики, а ты нет. Это у тебя проблемы, а у меня их нет. Меня это устраивает», - сообщает он мне. Моя задача - вывести его из этой стадии предсозерцания. Разговорами, консультированием мы делаем посев в его душе и отпускаем. Ему нужно время, чтобы понять и через некоторое время мы вновь встречаемся и он уже осознает, что наркотики — это проблема и нужно что-то предпринять. Вот тут я помогаю ему найти ответы на вопросы: Что делать? Куда обратиться за помощью? Я его веду дальше по ступеням. На любой стадии может произойти срыв. Когда кто-то срывается это больно, появляется чувство потери и пустота. Я не всесильный.  Срыв — это одна из ступеней на пути к выздоровлению. С годами я научился это переживать.

 

Убежден, что именно зависимость приводит к проблемам в семье. Некоторые говорят, что семейные проблемы приводят к зависимости, но наркотики только усугубляют их. Семейные проблемы решаемы и без наркотиков. А вот зависимость приводит к массе проблем: в семье, со здоровьем, на работе, с милицией, в обществе. Общество его отторгает, он становится агрессивным человеком, закрывается от всех. Он нуждается в помощи. Надо донести до него, что он — личность. Если ты приносишь вред обществу, то это уже не твое личное дело.

 

Метадоновая программа

 

Есть разные пути избавления от зависимости: гипноз, детокс, уход в религию, метадон. У меня была страшная физическая и психологическая зависимость, я не знал куда себя деть, поэтому прошел поддерживающую терапию метадоном. Начинал с 80 единиц и в течение полугода снижал дозу и успешно вышел из программы. Это долгий процесс выздоровления. Метадон избавляет от проблемы поиска наркотика, криминала. Участник программы не думает, что вынести из дома на продажу, что украсть у соседа, он не конфликтует с милицией. В программе он на контроле. Пришел в пункт, выпил свою дозу, ушел. У него нет ломки, сознание ясное. Он может работать, заводить семью.

 

Сходства и отличия аутрич-работы и равного консультанта

 

Аутрич-работа означает достижение извне. Аутрич-работники посещают места скопления бенефициаров, налаживают контакты, консультируют и мотивируют. Аутрич-работник — обученный сотрудник по безопасному поведению, но он не обязательно из сообщества. Ему помогает медицинский инструментарий: чистые шприцы, средства контрацепции, а также информационно-образовательные печатные материалы.

 

Равный консультант — человек из сообщества, обученный сотрудник. Тренер может слепить из него хорошего специалиста. Если он не из сообщества, то он вряд ли поймет проблемы изнутри, он будет знать о них, но глубоко не прочувствует. Равный консультант не старается перестроить клиента за считанные дни. Он умеет находит точки соприкосновения с каждым клиентом, аккуратно воздействует на них, не задевая самолюбие клиента. Он дает информацию по тем темам, в которых нуждается клиент, не надо стараться выдать все, чему его учили на тренингах. Многие люди не могут определиться с жизненными ценностями, распутать клубок проблем, в этом ему помогает равный консультант. Он умело выстраивают доверительные отношения и ведет клиента к положительным изменениям в его жизни. Право выбора остается за клиентом.

 

Квалифицированных равных консультантов не так много. Именно они обеспечивают связи сообщества с организациями: общественными и государственными. Во многих проектах именно они являются основой и надо уделять больше внимания их обучению и поддержке. Заработная плата равных консультантов средняя, в разных проектах от 6 до 9 тысяч сомов.

 

Во многом позиции аутрич-работника и равного консультанта схожи. В «поле» они рассказывают людям о тех проблемах, с которыми они могут столкнуться или уже столкнулись — туберкулез, ВИЧ, ИППП. Они выявляют нужды и потребности клиента и оказывают социальное сопровождение, помогая с направлением в медучреждения, общественные организации.

 

Помощь клиенту включает работу с близким окружением, потому что они оказывают поддержку. Встречается иногда непринятие по каким-то убеждениям, например, религиозным. Но я работаю и есть результат. Наркотики уничтожают яркие цвета, оставляя черную пустоту. Не дай стереть твою радугу жизни!

 

Записала Сахира Назарова