17 июля - Обобщение и аналитика судебной практики должны быть ключевыми понятиями при вынесении решений

 

В Верховном суде КР 12 июля 2018 г. состоялась рабочая встреча по обсуждению инициатив по продвижению прозрачности и подотчётности судебной системы для включения в Национальный план действий по построению Открытого правительства.

 

В ней приняла участие директор ОО «Институт общественного анализа» Рита Карасартова, согласившаяся ответить на вопросы пресс-центра АНПО «Эдвокаси центр по правам человека» в рамках проекта «Продвижение всеобъемлющего подхода к верховенству права, отправлению правосудия, предупреждению пыток и пенитенциарной реформе».

 

 

 

- На этой встрече мы  обсудили инициативы, в которых заинтересована наша страна. Это амбициозные планы в области прозрачности правительства. Больше всего, это касалось работы исполнительной ветви власти. И для баланса мы предложили инициативу по судебной системе и другую инициативу по продвижению прозрачности деятельности Жогорку Кенеша.

 

 

По итогам обсуждений в рамках совместной работы мы пришли к выводу, что эти планы нужно чётко выполнять. К примеру, судебные акты, которые выносит суд, хочет этого судья или нет, автоматически должны появляться на веб-сайте ВС.

 

Мы предложили опцию по персонификации личностей в зависимости от совершённых ими противоправных действий, а также создать поисковую опцию, которая могла бы выдавать полноценную информацию по тому или иному судебному делу.

 

В случае запроса слова «недра» машина должна предоставить все судебные акты, связанные с этим понятием. Своего рода, это должно работать как гугл-поисковик. Отрадно, что с этими инициативами согласились представители ВС и наши предложения были внесены.

 

- Можно ли считать, что Верховный суд охотно принимает рекомендации гражданского сектора и используют их для осуществления эффективности в реализации проводимой судебной реформы?

 

- В этот раз они с удовольствием согласились с нашими доводами, ибо теперь все понимают, что мы отстаём в продвижении судебной реформы. Этот фактор заметно чувствуется во время встреч на межгосударственном уровне. Сейчас у нас нет ничего тайного или закрытого. Все судебные акты вывешиваются на веб-сайт.

 

- Тогда на ваш взгляд, в чём слабость проводимой судебной реформы, как её лучше модернизировать или внедрить для обеспечения права на справедливый суд?

 

- Как раз и этот вопрос  обсуждался во время этой рабочей  встречи: насколько решения, выносимые нашими судами, справедливы? Возьмём к примеру, случаи ДТП. При их поиске мы можем получить целый массив: был ли летальный исход или авария произошла без жертв. Но санкция при ДТП может оказаться одинаковой. Предположим, человек, обвиняемый в совершении ДТП мог получить небольшой срок или вовсе избежать наказания, а другой, за такое же действие, но без жертв мог быть осужден на несколько лет. Вспомним подобный случай с парнем, который столкнулся с машиной премьер-министра. Его осудили на 7 лет.

 

Здесь граждане должны понимать, что суд, несмотря на регалии или должности обвиняемого, должен выносить справедливое решение вне зависимости от ситуации. Поэтому обобщение и аналитика судебной практики должны быть ключевыми понятиями при вынесении решений.

 

К примеру, в той же Америке существует прецедентное право. Там всегда ищут судебные акты по ранее совершенным преступлениям, ссылаясь на то, как суд принял тот или иной вердикт. Но в Кыргызстане такая практика отсутствует. Поэтому нам нужно улучшать судебную практику через обобщение и анализ, ибо у нас другого пути нет. Именно эту инициативу мы предложили в Национальный план действий по построению Открытого правительства. При реализации этого предложения можно считать уже 50 процентов успеха продвижения нашей судебной реформы.

 

- Что вы можете сказать по поводу деятельности местных судов? Насколько они открыты и насколько судьи проявляют самостоятельность при вынесении приговора?

 

- Я считаю, что в настоящее  время в области прозрачности  работы местных судов особых проблем нет. Было время, когда не допускали к судебным процессам граждан. Сейчас каждый из нас, в том числе и студенты, могут посещать открытые судебные заседания. Судьям мы не устаём говорить, что любой гражданин имеет такое право.

 

Нам важна другая сторона: насколько судьи полностью принимают доводы сторон во внимание при вынесении приговора. И это касается не только резонансных дел. Возвращаясь к примеру с ДТП, в любом случае должно быть справедливое решение, была это машина премьер-министра или обычного гражданина.

 

Каждый здравомыслящий может задаться вопросом: почему при одинаковых условиях одному была дана одна санкция, другому соответственно, другая. И анализируя ситуацию, мы будем спрашивать о том, почему к одним применяется привилегированное отношение, то есть почему дети чиновников избегают наказания, хотя другой получает заслуженный тюремный срок. Поэтому у нас должно выполняться всё строго в рамках законадательства.

 

- Получается, что на независимость судебной системы могут влиять политические или административные давления, как с этим бороться?

 

 - Наш президент во многих  своих выступлениях подчеркивает о том, что суды не должны зависеть извне. И на конкретных примерах, власть обязана показать, что назначение судей, или их увольнение зачастую зависит от тех структур, которые подчиняются президенту КР. В таком случае надо показать, что работает Закон! Если судья вынес вердикт по закону, нужно ему дать возможность защитить своё решение. Если он защищает своё решение и он видит, что закон его отрицает, только тогда судьи начнут принимать законные решения. У нас же получается наоборот. Вспомните дело судьи Клары Сооронкуловой, когда ей не дали возможности защититься, её уволили в течение трёх дней, хотя по закону на это отводится больше времени.

 

И на сегодня, когда мы видим, необоснованное назначение или увольнение, когда прокуратура считает, что тот или иной судья, предположим был замечен в подлоге или в серьёзных нарушениях, то Совет по отбору судей или Дисциплинарная комиссия защищает такого судью - это самое страшное! Если мы хотим, чтобы судьи выносили законные решения, нужно показать общественности, что законы в Кыргызстане работают!  Сегодня судья может стать не судьёй только благодаря тому, что члены Совета по отбору судей и Дисциплинарной комиссии «сидят», голосуя втихую, а судьи в это время не знают, почему их не пропускают, что и является политизированностью системы.

 

- Насколько охотно судьи используют при вынесении судебных решений практику международных судов или как часто они руководствуются этими нормами?

 

- У нас однажды было судебное  дело, связанное с пытками. Кыргызстан, как и многие страны, подписал  ряд международных конвенций, протоколов  и других нормативных актов. И  вот одна из международных  организаций, предварительно изучив вышеуказанное дело, из дружественных побуждений к кыргызскому суду, предоставила документ. И судья Первомайского суда г.Бишкека принял его во внимание, и сославшись, принял законное решение. И это было первым позитивным прорывом в нашей практике. Но чаще всего судьи в силу политизированности продолжают озираться в сторону других ветвей власти, не руководствуясь международными правовыми нормами.

 

- И последний вопрос. В случае избрания вас на пост Омбудсмена вашими первыми шагами в области судебной реформы будут...

 

- ...объединение и сплочение всех  правозащитных организаций Кыргызстана  в единую команду. Институт Омбудсмена  – это маленькая мобильная  структура, у которой нет широких полномочий  мониторить всё подряд, поэтому каждая из неправительственных организаций должна выполнять свою миссию. К примеру, есть те, кто работают только с судами, одни занимаются проблемами детей, другие предупреждениями пыток т.д. И если на самом деле Жогорку Кенеш даст возможность правозащитникам занять пост Омбудсмена, то тогда и гражданское сообщество объединившись, будет работать, как единый механизм ради продвижения защиты прав человека.

 

Бакыт Ибраимов